Калви сообщил новые подробности о деле Baring Vostok

Как готовили сделку

«В апреле 2016 года мы предлагали простую сделку в деньгах, — рассказал Калви на суде. — «Юниаструм» должен был инвестировать в новую эмиссию банка и потом купить у фонда Baring Vostok дополнительные акции за 4,4 млрд руб., из которых мы договорились 2,5 млрд руб. передать ПКБ для погашения долга [перед банком] в деньгах», — рассказал Калви. Юсупов и Аветисян подтверждали согласие на эти условия по электронной почте, утверждает Калви. Кредит ПКБ был выдан для погашения забалансовых обязательств «Восточного» перед БКС. По ним были заложены евробонды банка на 5 млрд руб.

«Но спустя несколько недель Юсупов пришел в Baring Vostok с новой идеей. Вместо этого сделать слияние двух банков — «Юниаструм» и «Восточный» — и найти компании для приобретения, которые можно использовать для погашения долга ПКБ через отступное», — рассказал основатель Baring. Юсупов даже предлагал компанию для этих целей — Altius, которую, как он считал, можно оценить в 2,5 млрд руб. благодаря синергии с «Восточным», сообщил Калви.

Мотивацией проведения такой сделки Калви назвал уменьшение суммы выплаты за контроль над «Восточным»: вместо 4,4 млрд руб. Аветисяну и Юсупову нужно было инвестировать только 700 млн руб. Именно на такую сумму был заключен опцион на 9,9% акций «Восточного», который позволял бы Аветисяну и Юсупову получить контроль над объединенным банком (что и произошло в июне 2019 года, правда, в принудительном порядке — через суд).

«Юсупов нас уговорил, что «Восточный» в результате слияния с «Юниаструмом» получил бы большую подушку капитала. Мы верили словам Юсупова и договорились менять структуру сделки, но при условии, что опцион можно будет выполнить, только если кредит ПКБ будет погашен к удовлетворению всех сторон», — отметил Калви. По его словам, совет директоров «Восточного» в августе 2016 года поручил в том числе Юсупову — директору по инвестициям — найти соответствующую компанию для урегулирования ситуации с ПКБ.

Но Altius участие в сделке так и не принял. В октябре 2016 года инвестировать в IFTG «Восточному» предложил инвестфонд Da Vinci Capital, который вкладывался и в ПКБ. Речь шла о долях в четырех дочерних компаниях IFTG, рассказал Калви. «Da Vinci, Юсупов и мы видели большой потенциал синергии, между компаниями IFTG и банком», — заявил Калви. В контрасте с Altius у дочерних компаний IFTG уже был успешный и прибыльный бизнес, объяснил основатель Baring. По его словам, выбор IFTG для этой сделки утверждал в том числе и Юсупов.

РБК направил запросы Юсупову и «Финвижн», через которую Аветисян владеет долей в «Восточном».

Что требуют в Лондоне

Калви впервые подробно описал претензии о мошенничестве, которые Baring Vostok предъявил «Финвижн» весной 2018 года в Лондонском международном третейском суде. Их размер составляет 17,5 млрд руб.

  • В 2016 году «Юниаструм» купил у своего акционера — кипрской «Финвижн» — доли в 11 компаниях, заплатив за них 1,54 млрд руб. Сама «Финвижн» приобрела доли в компаниях двумя неделями ранее за 5,4 млн руб., сказал Калви. Ранее Baring уже озвучивал эту претензию.
  • Модульбанк, принадлежащий Аветисяну, продал свои плохие кредиты и ненужную недвижимость компаниям «Максимум Капитал» и «Бразис Логистик», фондирование для сделок компании получили от «Юниаструма». «Максимум» и «Бразис», владельцами которых, по словам Калви, были друзья Аветисяна, допустили дефолт и передали «Юниаструму» кредиты и недвижимость в качестве залога.
  • Сделки, в результате которых «были уплачены деньги Bank of Cyprus». «Аветисян купил «Юниаструм» в 2015 году у Bank of Cyprus, он почти ничего не заплатил сразу, но обещал заплатить дополнительно именно активами «Юниаструма», — сказал инвестор в суде, уточнив, что речь идет о трех сделках в сумме на 3,8 млрд руб. «Юниаструм» выдал кредиты «Грибной фирме», «Олимпийскому боулинговому центру» и «Дефстеру», а те почти сразу перевели эти деньги компаниям, аффилированным с Bank of Cyprus, объяснил Калви. «Грибная ферма» сразу допустила дефолт по этим кредитам, уточнил Калви.
  • Четвертая претензия к «Финвижн» заключается в том, что половина корпоративного портфеля «Юниаструма» приходилась на компании Вячеслава Зыкова и Алексея Бакулина, но первоначально информация была об этом скрыта, сказал Калви, ссылаясь на отчет Deloitte и проверку «Восточного» Центральным банком в 2018 году.

Совокупный вклад «Юниаструма» в капитал объединенного банка составил минус 15 млрд руб., а «Восточного» — больше 25 млрд руб., и это «объясняет мотивацию потерпевших», заявил Калви в суде: «Единственный способ для них уйти от ответственности — это взять контроль над объединенном банком, единственный способ сохранить контроль — это заморозить нас под домашним арестом или в СИЗО».

В свою очередь, у «Финвижн» есть претензии к Baring в Лондонском международном суде в размере 22 млрд руб., заявлял ранее Юсупов. Кроме того, «Восточный» после перехода под контроль Аветисяна подал иск к Baring и Калви на 10 млрд руб. в Арбитражный суд Амурской области.

Рассмотрение претензий в мошенничестве в Лондонском суде состоится в январе 2020 года, Калви в нем поучаствовать не сможет: Басманный суд оставил его под арестом до 13 января. Его коллега — Филипп Дельпаль —остается под домашним арестом на тот же срок.

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Автор:
Павел Казарновский

Теги:

Майкл Калви, Baring Vostok

Источник: rbc.ru

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *