МВД разработает механизм ареста и конфискации криптовалют

Для конфискации нужна легализация

Сейчас криптовалюты в России находятся в серой зоне, поэтому, чтобы их можно было конфисковать, их необходимо признать на законодательном уровне либо товаром, либо денежным эквивалентом, говорит совладелец и генеральный директор платформы Dailyrich.ru Константин Голиков. Те формулировки, которые существуют в разрабатываемом сейчас законопроекте для криптосферы, не подходят для этих целей, добавляет Куликов.

Для регулирования криптосферы в России с 2017 года разрабатывается законопроект о цифровых финансовых активах (ЦФА), в мае 2018 года он был принят Госдумой в первом чтении и уже почти полтора года готовится ко второму чтению. Документ регулирует выпуск, учет и обращение ЦФА, под которыми понимаются цифровые аналоги долговых расписок, облигаций и прав участия в капитале, оформленные через блокчейн. Законопроект также вводит понятие «цифровые валюты», однако однозначного определения этого термина в документе нет, писал РБК: эксперты по-разному трактуют нормы законопроекта.

«Если силовые органы начинают обсуждать конфискацию криптовалюты, то фактически они запускают механизм легализации криптовалюты на территории России, — считает Голиков. — Но, по моему мнению, Банк России будет серьезно сопротивляться этому». Впрочем, в международной практике уже существует много прецедентов конфискации криптовалюты по решению суда, несмотря на то что регулирование криптовалюты законодательно не введено, отмечает он.

Основным способом реализации механизма могли бы стать международные соглашения в сфере контроля над оборотом и эмиссией криптовалют, считает партнер фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Горбунов. На международном уровне необходимо разработать определение юридического статуса виртуальных активов, а также единые стандарты для определения процедур, связанных с их оборотом, добавляет Зеленовская.

Как может работать механизм конфискации криптовалют

  • По логике действующего законодательства арест виртуальных активов с целью их конфискации смогут проводить по решению суда сотрудники СК, следователи ОВД или сотрудники ФСБ, пояснила Зеленовская.
  • Но у таких решений будут технические трудности. Держатели криптовалюты хранят свои виртуальные активы или в своем криптокошельке, или на криптобирже, говорит Куликов. У госорганов могут возникнуть сложности с доступом к криптокошельку, так как для этого им понадобится приватный цифровой ключ, отмечает Голиков. Этот пароль знает только владелец кошелька, он его может забыть или не назвать, предупреждает Куликов. Силовикам также нужно доказать, что криптокошелек (изначально анонимный) принадлежит конкретному лицу, продолжает эксперт.
  • Если криптовалюта хранится на криптобирже, то правоохранительные органы теоретически могут написать ей официальный запрос с требованием заблокировать средства определенного клиента (все клиенты криптобирж проходят идентификацию) или, например, перечислить их на некий специальный счет, поясняет Куликов.
  • Но эти требования будет исполнять только та площадка, которая признает полномочия российских правоохранительных органов, добавляет он: «Например, биржи из дружественных стран, с которыми у МВД налажены взаимоотношения, — Китая или стран СНГ». Сейчас все криптобиржи работают вне российской юрисдикции, поэтому полномочия российских правоохранительных органов на них не распространяются, продолжает эксперт: криптобиржи, например, из Сингапура, могут проигнорировать такие запросы.
  • Для перевода виртуальных активов в адрес государства у госорганов должны появиться свои официальные криптосчета, считает Куликов. Также возникает вопрос с хранением изъятой криптовалюты, так как по большей части она имеет большую волатильность. «Для этих целей могут создать государственную криптобиржу и крипторубль с устойчивым курсом, в котором будут хранить изъятые средства», — рассуждает Куликов.

Какие судебные решения по криптовалютам уже выносятся

Несмотря на отсутствие правового статуса у криптовалют, российским судам приходится сталкиваться с ними. Прецедентное решение в мае 2018 года принял Девятый арбитражный апелляционный суд, который рассматривал дело о реализации имущества при личном банкротстве. Он обязал должника дать конкурсному управляющему доступ к содержимому криптокошелька для включения его в конкурсную массу и тем самым признал криптовалюту имуществом.

Еще один пример — решение суда в Нижнем Тагиле, который рассматривал требование прокурора признать запрещенной информацию о криптовалюте Tagilcoin, говорит Зеленовская. Прокурор указывал, что распространение таких данных способствует росту теневой экономики и повышенному риску вовлечения криптовалюты в преступные схемы, однако суд отказался удовлетворить его требования, посчитав, что сама по себе информация о криптовалютах не является запрещенной. «Аналогичные решения были вынесены в Ульяновской области, Санкт-Петербурге и других регионах», — отмечает эксперт.

Для силовиков криптоактивы частично вышли из слепой зоны: в феврале 2019 года пленум Верховного суда решил, что ст. 174 и 174.1 УК о легализации преступных доходов должны распространяться и на криптовалюту. Изменения в предыдущее постановление пленума от 2015 года были внесены в связи с рекомендациями FATF (международная Группа разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег). Криптовалюты используются при продаже наркотиков и последующем отмывании денег, предупреждал Росфинмониторинг.

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Авторы:
Евгения Чернышова, Петр Канаев, Александра Посыпкина

Теги:

МВД, криптовалюта

Источник: rbc.ru

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *