Нацбанк Белоруссии поставит близкую к российской цель по инфляции

Чем белорусская монетарная политика отличается от российской

  • Сейчас Нацбанк устанавливает цели денежно-кредитной политики на каждый год (в отличие от российского ЦБ, у которого постоянная цель — инфляция около 4%, уже установлена). На 2019 год белорусский ЦБ ставит основную цель ограничения инфляции на конец года «в пределах 5%» (то есть можно меньше 5%, но не больше). В сентябре 2019 года инфляция в республике составила 5,3% в годовом выражении.
  • Достигает главной цели ЦБ Белоруссии через монетарное таргетирование (у Банка России такого нет). Ориентир по приросту широкой денежной массы на 2019 год составляет 9–12% (декабрь к декабрю).
  • Основные направления денежно-кредитной политики Белоруссии ежегодно утверждает президент страны Александр Лукашенко (в отличие от России, где монетарная политика полностью независима от правительства и президента).
  • Всего существуют три основных режима монетарной политики: таргетирование денежной массы, таргетирование обменного курса и таргетирование инфляции. У Банка России выбран третий подход. До 2011 года ЦБ Белоруссии таргетировал обменный курс белорусского рубля. С 2021 года предполагается переход к таргетированию инфляции, который был запланирован еще до последних решений по гармонизации политик с Россией.
  • Курс белорусского рубля остается преимущественно гибким, как и курс российского рубля.

Договор о Союзном государстве, который Россия и Белоруссия подписали еще в 1999 году, среди прочего предусматривает и введение единой валюты. Однако переход на нее невозможен без единой денежно-кредитной политики и единого эмиссионного центра, отмечал директор Института международной экономики и финансов ВАВТ Александр Кнобель. В программе интеграции, парафированной в начале сентября, пункта о валюте не было. Стороны договорились, что решать вопрос о единой валюте будут в последнюю очередь.

Монетарная политика Белоруссии приближается к российской и без дорожных карт

В Белоруссии в последние два года уже начался процесс перехода к таргетированию инфляции, поэтому новые договоренности с Россией принципиально не поменяют денежно-кредитную политику страны, сказал РБК старший научный сотрудник Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Дмитрий Крук. Но вопросы есть к самому таргету 4%, который может оказаться «слишком жестким», добавил он. «На мой взгляд, для нас это маловато. 5% или 6% для нас более адекватно, потому что потенциал для роста некоторых цен достаточно существенный. Те административные цены, которые у нас удерживаются, имеют ощутимый разрыв со своим потенциальным рыночным уровнем», — отметил Крук.

В Белоруссии сохраняется прямое ценовое регулирование по ряду товаров и услуг (например, тарифы естественных монополий, крепкий алкоголь и т.д.). Доля таких товаров и услуг, на которые государство устанавливает цены, составляет более 20% в структуре потребительских расходов. Нацбанк Белоруссии не может напрямую влиять на регулируемые цены и тарифы. В сентябре 2019 года прирост административно регулируемых цен составил 7,8% в годовом выражении, то есть выше, чем общая инфляция.

Экономика

Путин поручил проработать вопрос сближения законов России и Белоруссии

«Прежде чем говорить о введении какой-то единой валюты, создании единого эмиссионного центра, надо сначала наладить нормальное торгово-экономическое взаимодействие и устранить все барьеры и препятствия», — говорил в интервью РБК министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей.

Одинаковый таргет необязательно должен существовать только при единой валюте, добавляет Крук. «В принципе, если национальный уровень цен между странами сопоставим, вполне может идти речь о том, что и уровень инфляции у них может совпадать», — сказал он.

«У Нацбанка Беларуси, правительства и экспертного сообщества есть четко сформулированная позиция по единой валюте: валютный союз для нас — это неблагоприятное развитие событий, для нас он нежелателен», — отмечает эксперт.

Другой отличительной особенностью белорусской системы является высокая валютизация экономики: в 2018 году доля иностранной валюты (главным образом доллара) в широкой денежной массе составляла 60,9%, в депозитах банков — 64,9%. Для сравнения, в России доля валютных депозитов находится на уровне 21%.

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Авторы:
Гаяна Демурина, Антон Фейнберг, Иван Ткачёв

Теги:

Нацбанк Белоруссии, монетарная политика, интеграция, Белоруссия

Источник: rbc.ru

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: