Первого владельца энгельсского «Нового дома» отпустили домой до суда, второй пока посидит


Бизнес-партнер арестованного энгельсского застройщика вышел на свободу. 19 февраля Саратовский областной суд решил отпустить из-под стражи учредителя ООО «Новый дом» Максима Парамсона, арестованного в августе 2018 года.

Как заключила судья Татьяна Стребкова, Парамсона нет оснований больше держать под стражей, поскольку положенные по закону 6 месяцев он уже отсидел. Содержаться в заточении более полугода, поясняется в судебном решении, могут только обвиняемые в совершении тяжких и особо тяжких преступлениях. Также суд посчитал, что Парамсон, выйдя на свободу, не будет представлять опасности, не убежит и не сможет давить на свидетелей.

Под арест Максим Парамсон попал вместе с Владимиром Лихачевым по делу о долгострое компании «Новый дом». Данную фирму учреждал в 2006 году именно Парамсон вместе с Игорем Финктом. В 2016 году единственным владельцем ее стал Лихачев. В поле зрения правоохранительных органов бывший и действующий учредители попали из-за долгостроя на берегу Волги в Энгельсе, где «Новый дом» возводил 25-этажный ЖК «Стелс». 

Дом дорос до 20 этажа, после чего работы прекратились. В ходе разбирательств выяснилось, что за поставку стройматериалов компания расплачивалась квартирами, оказалась должна за все, включая аренду подъемного крана и в итоге покатилась в банкротство по иску поставщика строительных смесей. Сейчас «Новый дом» дошел до конкурсного производства, а инвестора для его достройки до сих пор не нашли.

Уголовное дело по факту возникновения долгостроя возбуждалось по части 1 статьи 200.3 УК РФ — нарушение закона о долевом строительстве. Но сейчас и Парамсону, и Лихачеву инкриминируют уже статью 159 УК РФ — мошенничество, причем самую тяжкую, 4 часть — то есть, в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилье. Срок лишения свободы по ней может составлять до 10 лет.

По какой причине суд посчитал возможным освободить Парамсона, а его бизнес-партнера Лихачева оставить за решеткой, неизвестно. Апелляция по аресту последнего учредителя «Нового дома» подавалась в октябре 2018 года и была облсудом отклонена.

— Под стражу помещают общественно опасных подозреваемых, в других случаях мера пресечения может быть более мягкой, например, домашний арест или подписка о невыезде. Но случай с Парамсоном довольно странный, он выглядит исключением из правил. Статья 159 — резиновая в части привлечения к ответственности предпринимателей, но в случае с нарушением прав дольщиков никакого закошмаривания бизнеса тут нет, — заметил по этому поводу глава юридического бюро «АргументЪ» Андрей Ларин. — Процессуальное положение Парамсона при этом не меняется — он остается фигурантом дела.

Примечательно, что компании, учреждавшиеся самим Максимом Парамсоном уже после «Нового дома», а именно ООО «Новый дом-2016» и ООО «Комфорт», он сумел ликвидировать, не выходя из-под стражи. Фирма «Комфорт», занимавшаяся управлением недвижимостью, прекратила существование 28 декабря 2018 года, строительная компания «Новый дом-2016» числится ликвидированной с 10 января нынешнего года.

Долгов у обеих компаний не обнаружилось, судебные претензии к ним последние пару лет не предъявлялись. По словам Андрея Ларина, ликвидация компаний может производиться не только самим учредителем, но и его доверенным лицом, так что нахождение Парамсона под стражей не могло помешать ее провести.

Тем временем дольщики «Нового дома» продолжают подавать судебные иски на включение в состав кредиторов компании. Конкурсное производство в отношении фирмы Парамсона и Лихачева было введено 24 января, первый отчет конкурсного управляющего суд заслушает 4 марта. Кроме энгельсского небоскреба, компания оставила 2 недостроя в Саратове, фактически это стройплощадки, работы на которых толком и не начинались.

Источник: business-vector.info

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *